Международный государственный экологический институт имени А. Д. Сахарова Белорусского государственного университета

Переработка в кубе

Мастер-класс по адаптации к новым реалиям может дать ГЛХУ “Глусский лесхоз”. Здесь от перемен только выиграли — появились новые иностранные партнеры, увеличился экспорт. Как этого удалось достичь, разбирался корреспондент “НГ”.


С одной стороны, решение Правительства о запрете поставлять за границу необработанную древесину логично. В новых условиях неминуемо развитие производств по углубленной переработке сырья внутри страны и увеличение экспорта товаров с высокой добавленной стоимостью. А значит, в перспективе ожидается более эффективное пополнение бюджета. С другой стороны, к таким реалиям некоторые лесозаготовительные организации могли оказаться не полностью готовыми. Когда эпоха “быстрых денег” закончилась, пришлось волей или неволей вкладывать колоссальные средства в модернизацию производства, закупать перерабатывающие линии, выходить на  новые рынки. И в этой ситуации директор Глусского лесхоза Сергей Максимович уверен, что каждый должен заботиться о завтрашнем дне и предпринимать действия на упреждение: “Нельзя ждать до последнего”.

Вырваться из круга

— Конечно, что скрывать, — при эпохе круглого леса было все просто. Заготовили. Погрузили. Отправили. Получили деньги, — признает директор лесхоза. — До того как взяли курс на модернизацию производства, около 60 процентов экспортных денег мы зарабатывали именно на продаже сырья. Впрочем, на определенном этапе именно это нам помогло развить производство. Видя тенденции, когда Правительство и министерство раз за разом озвучивали намерения постепенно сворачивать международную торговлю необработанной древесиной, мы смогли сориентироваться и заблаговременно подготовиться к переменам. В большей степени развитие стало возможно именно благодаря “быстрым деньгам”, которые можно было оперативно пускать в оборот.


ФОТО АВТОРА

Разумеется, как и практически в каждом лесохозяйственном учреждении страны, в ГЛХУ “Глусский лесхоз” переработка существовала и прежде. В частности, работали две линии лесопиления (выпускается паллетная доска и экспортные обрезные материалы), а еще одна — по оцилиндровке древесины. Однако, как показала практика, этого было мало. Поэтому в преддверии запрета на экспорт кругляка здесь руководством министерства было решено развивать углубленную переработку мелкотоварной древесины — балансового сырья, которое до тех пор использовалось лишь для производства бумаги или в качестве дров.

Почему именно низкосортные и дешевые балансы? Да потому что наш район сельскохозяйственный, лесистость здесь всего 57 процентов, преобладают мшистые, вересковые и лишайниковые типы леса. Более того, большинство из них покрывает бывшие низкобалльные земли сельхозпользования. Это так называемые послевоенные насаждения — густые, но не элитные. А еще так сложилась экономика. На протяжении нескольких лет наблюдали, как падает стоимость этого сырья, а следом и рентабельность предприятия. В то же время в оцилиндрованном или окоренном виде эта же древесина увеличивалась в стоимости как минимум в 3 раза.

Медленно запрягать, чтобы быстро ехать

Модернизировать цех и установить там оборудование для переработки низкотоварной балансовой древесины было решено еще в 2014 году. Однако пуск новых линий состоялся лишь в 2016-м. 

— Как бы ни поджимало время, спешить никогда нельзя, — уверен Сергей Максимович. — Закупить и поставить оборудование — дело нехитрое и недолгое. Однако сделать так, чтобы оно бесперебойно, а главное, эффективно функционировало, та еще задача. Требуется тщательная, кропотливая и долгая подготовка к каждому этапу развития.


Новые линии переработки предполагают увеличение объемов заготовок. А значит, пришлось заранее обновить и расширить парк специализированной техники. Затем по цепочке — сырье с лесосеки нужно доставить в цех. Увеличение трафика грузоперевозок потребовало строительства, ремонта и благоустройства подъездных путей и площадок на производственной территории, что и было выполнено. Перспектива резкого увеличения объемов готовой продукции заставила страховаться — загодя искать новых покупателей. Нужна была техника и для погрузочных работ возле цеха. Был один погрузчик, сегодня их пять. Также руководство лесхоза отдавало себе отчет в том, что расширение производства неминуемо повлечет увеличение штата работников. Следовательно, должное внимание уделили ремонту и реконструкции административных помещений, создали комфортные условия труда. И весь этот комплекс работ был проведен на перспективу, до запуска новых линий.

Как бы то ни было, в данный момент на базе лесхоза работает уже 6 технологических линий обработки мелкотоварной древесины. На трех из них выпускается оцилиндрованная продукция, остальные задействованы на выпуске окоренной. Благодаря им Глусский лесхоз занял в области лидирующие позиции по переработке мелкотоварной древесины. В месяц выпускают до 900 кубометров готовой продукции. Причем, рентабельность этого сырья 59 процентов.

— Общая же рентабельность у нас сегодня — 22 процента. Признаюсь, никогда прежде такого не было, максимум, на что могли рассчитывать еще год назад — до 5 процентов. Конечно, в некоторой степени подобным показателям способствовали внешние факторы. В частности, немного дешевле стала древесина за счет массовых усыханий или буреломов. Но решающую роль в этом деле сыграло увеличение объемов переработки и отсутствие простоев оборудования.

Максимум выгоды в условиях экономии

Но есть здесь и хороший, качественный лес, который также требует к себе внимания. Нынче деловая древесина диаметром 14—24 см и более все так же востребована за рубежом. Однако выгоднее продавать ее после переработки. Значит, решило в свое время руководство отрасли, быть в Глусском лесхозе и линии по лесопилению серьезного сырья. 

В сентябре прошлого года была запущена самая мощная в регионе технологическая линия по выпуску обрезных пиломатериалов. Самому лесхозу на оборудование словенского производства пришлось раскошелиться более чем на полмиллиона евро. Однако, как показала практика, вложения оправданы. За счет введения в строй высокотехнологичного оборудования объемы пиломатериалов в лесхозе увеличились втрое — с 1 до 3 тысяч кубометров в месяц.

— Хорошего леса у нас не так много, как хотелось бы, — делится планами на будущее Сергей Максимович. — Поэтому из того, что есть, хотелось бы извлечь максимум выгоды. В частности, сейчас решается вопрос о создании возле цеха сушильного хозяйства, которое гарантированно даст добавленную стоимость около 20 евро на каждый “куб” экспортной продукции. Считайте сами: если сегодня уже работающие наши сушилки могут пропустить через себя до 150 кубометров пиломатериалов, что дает возможность ежемесячно отправлять на экспорт около 500 “кубов”, то новое хозяйство (а проектно-сметная документация на него уже в процессе разработки) позволит увеличить объемы еще на 1200 “кубов”.

За семь месяцев прошлого года объем переработки древесины тут составил чуть более 23 тысяч кубометров. За аналогичный период этого года — 35,5 тысячи. Выручка от реализации продукции деревообработки с учетом щепы — 2580 тысяч рублей годом ранее и 4496 тысяч в этом сезоне. В 2017-м было произведено 6614 “кубов” пиломатериалов. Нынче счет перевалил за 11 700 кубометров. И так — по многим показателям.

Перспективы — не перерубить

А между тем перед руководством лесхоза стоит еще одна не менее амбициозная задача — более углубленная переработка отходов лесопиления. Казалось бы, куда уж глубже? Ведь сегодня на экспорт Глусский лесхоз умудряется отгружать даже то, что для простого обывателя в лучшем случае дрова, а то и вовсе мусор. Речь идет о щепе, отходах оцилиндровки и окорения, опилках. Покупают, и слава Богу! 

— Несколько лет назад мы прорабатывали перспективы строительства пеллетного завода, — говорит директор ГЛХУ “Глусский лесхоз”. — Но тогда как раз стоимость этого топлива на международном рынке начала снижаться, поэтому проект отложили. Сегодня же тенденции позитивные. Потому (с учетом финансовых возможностей) на 2019—20 годы в планах рассмотреть возможность перспективного строительства. А также решить вопрос с финансированием — поможет инновационный фонд Минлесхоза, придется пускать в дело собственные средства или появится инвестор.

Интересуюсь у Сергея Максимовича, не слишком ли амбициозные планы? По словам руководителя, по всей стране на протяжении уже нескольких лет наблюдается тенденция по недоосвоению расчетной лесосеки по хвойному хозяйству и Глусский лесхоз здесь не исключение (в частности, у него в этом году показатель освоения — всего 27 процентов). То есть существующие мощности предприятий не в состоянии заготовить даже то, что нужно. Более того, если брать в качестве примера само ГЛХУ “Глусский лесхоз”, то здесь ежегодный прирост древесины — 2,7 кубометра в год с каждого гектара:

— Общая площадь лесных насаждений на нашей территории — 71 тысяча га. Вот и считайте. Даже ежегодный прирост мы не вырубаем. А ведь есть еще рубки ухода, мелкотоварная древесина с которых пускается в оборот.

Покупателей же на белорусскую продукцию углубленной деревообработки — с избытком. Когда со своими новыми — увеличенными — объемами готовой продукции лесхоз встал на первые международные торги, вспоминает директор, были опасения — а найдется ли покупатель?

— Но когда увидели, что за один лот борются 6—8 претендентов, выдохнули. Например, начальная стоимость паллетной доски была 102 евро, а ушла она по итогам торгов за 176. За нас борется потребитель из Литвы, Латвии, Турции, Германии, Испании, Нидерландов, а не наоборот. Значит, выбрали верный курс.

Долг платежом красен

Как бы то ни было, основная функция работников сферы лесного хозяйства — сохранение и приумножение природных богатств. Об этом никогда не забывали и в Глусском лесхозе. Быстрая модернизация предполагает такой же рост объемов вырубок. Чтобы через несколько десятилетий не оставить после себя сплошные пни, лесоводы загодя стали развивать питомническое хозяйство, делая упор на выращивание высококачественного материала с закрытой корневой системой. В эту сферу было вложено немало средств — с ноля заложен новый питомник площадью 10 га с компьютеризированной системой полива, теплицами и инфраструктурой. Приносят свои плоды и 40 га лесосеменных плантаций, говорит Сергей Максимович:

— Страх у меня сегодня один — подвести людей. Когда-то мне доверили государственные средства, поверили в то, что на базе нашей организации можно создать действительно хорошее производство. Поставленная задача выполнена. Теперь планку нужно только повышать. 

КОМПЕТЕНТНО 

Владимир Шут, заместитель начальника управления производства и реализации продукции Минлесхоза

— Для организаций системы Министерства лесного хозяйства решение Правительства о полном запрете с 1 января 2018 года поставок на экспорт древесины в круглом (необработанном) виде нельзя назвать неожиданностью, громом среди ясного неба. К этим реалиям мы подходили планомерно. Доказательством тому может служить тот факт, что в системе реализуется уже третья по счету ведомственная программа по модернизации производств лесхозов. Иными словами, Минлесхоз приложил максимум усилий для того, чтобы сгладить все острые углы нового курса заранее.

Что имеем сегодня? На базах лесхозов работает 80 деревообрабатывающих цехов различной мощности и профиля. Свои производства имеются практически у каждого хозяйства. Там занимаются не только первичным пилением леса, но и осуществляют сушение материала. Помимо всего прочего, в системе министерства построено 26 производств по выпуску сухого строганого пиломатериала — материала с ощутимо высокой добавленной стоимостью. 

Всё это позволяет нам, лесоводам, выполнять основную задачу — обеспечить потребности местного населения и организаций различных форм собственности в пиломатериалах и древесном топливе. На экспорт же отправляется лишь то, что не нашло применения на внутреннем рынке.

За 8 месяцев после отказа от внешних поставок сырья нам удалось нарастить выпуск и реализацию продукции переработки примерно на 130 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, что практически полностью нивелировало финансовые потери лесхозов. Также довольно ощутимо выросли и поставки топливной щепы, которая в этом году востребована на внешних рынках.

Считается, что нет предела совершенству и степень переработки древесины можно увеличивать до бесконечности. Однако работники лесохозяйственных учреждений имеют несколько иные принципиальные задачи, а именно — растить и охранять лес, обеспечивать устойчивое лесопользование. Выпуск же готовой, самодостаточной продукции — прерогатива больших перерабатывающих предприятий концерна “Беллесбумпром”.

Источник: СБ Беларусь сегодня